Агрессивные и сексуальные импульсы по Фрейду

Начиная с момента рождения ребенком управляет Ид — примитивный, эгоистичный компонент личности. Ид представляет собой «животное» внутри нас и является генератором импульсов, имеющих биологическую основу, или инстинктивных желаний, которые необходимо каким-либо образом удовлетворять. Эти импульсы направлены на получение пищи, воды и других ресурсов, необходимых для выживания, в том числе и секса; все вместе они составляют инстинкты жизни, которые Фрейд называл Эросом. Они явились исходной точкой описания движущих сил, составляющих Ид. Инстинкты жизни действуют, управляемые принципом удовольствия: они требуют немедленного удовлетворения и избежания боли. Впоследствии, в более поздней формулировке мотивирующих сил Ид для придания завершенности этой картине Фрейд ввел понятие инстинктов смерти, или Танатос. Инстинкты смерти отвечают за процессы, связанные с неизбежной смертью каждого человека, а также за агрессию и деструктивность, которые являются, по мнению Фрейда, у людей врожденными.

Постепенно на основе Ид развивается Эго, становясь впоследствии отдельным компонентом личности. Эго становится «полномочным представителем» по работе с импульсами. Оно представляет собой осознаваемую психическую деятельность, состоящую из того, что мы осознаем, о чем мы думаем в любой данный момент времени, а также отвечает за достижение компромисса между импульсами Ид и требованиями внешней реальности. Например, если Ид выпускает импульс полового влечения, Эго должно как-либо его обработать.

Таким образом, Эго действует в соответствии с принципом реальности и постоянно пытается примирить импульсы, другие бессознательные силы с требованиями и ограничениями, накладываемыми внешним миром. Эго отвечает и за механизмы защиты. Защитный механизм — это способ снижения или, по меньшей мере, маскировки тревоги. Самым общим и, мы бы сказали, самым коварным механизмом защиты является вытеснение. Это процесс, посредством которого Эго «упаковывает» неприемлемые и не имеющие возможностей реализации импульсы, чувство вины за ранее совершенные поступки и другие беспокоящие личность мысли и воспоминания в бессознательное, где они, не осознаваемые индивидом, остаются и продолжают точно так же тревожить его. Начиная с двухлетнего возраста мы аккумулируем в бессознательном вытесненный туда материал, переживать который придется, вероятно, в течение всей жизни. Главной целью классического психоанализа является зондирование бессознательного и помещение этого материала в яркие лучи осознания, где индивид сможет успешно встретиться с ним и достигнуть инсайта и понимания.

В течение раннего детства начинается процесс выделения Суперэго из Эго. Суперэго состоит из двух частей. Первая из них то, что мы называем совестью, это тот внутренний голос, который предупреждает нас о том, чего нам не следовало бы делать. Кроме нее здесь существует Эго идеальное, куда входят наши образы себя и убеждения о том, кем и чем нам следует быть. Можно сказать, что Суперэго оперирует в рамках принципа моральности. Оно динамично взаимодействует с Ид и Эго. Например, если Ид продуцирует импульс полового влечения и Эго изобретает некий способ его удовлетворения, Суперэго может вмешаться в том случае, если оно не одобряет то, что собирается делать Эго. Как может осуществляться вмешательство Суперэго? Посредством угроз и, возможно, впрыскивания щедрых доз тревоги, стыда и вины.

В контексте целостной личности три ее компонента, выделенные Фрейдом, могут развиваться по-разному. Например, человек с «сильным» Ид и «слабым» Суперэго не может постоянно контролировать моральность и этичность своего поведения. Человек с «преувеличенно» развитым Суперэго постоянно переполнен чувством вины. Он подходит ко всему с тревогой и осторожностью.

Большая часть нашей жизни подчинена агрессивным и сексуальным импульсам. Многие из нас время от времени переживают умеренные эмоциональные вспышки. Но некоторые люди отличаются хронической злобой или враждебностью, а их «вспышки» больше напоминают взрывы ярости в виде крика и ругани, бросания предметов и даже физического нападения на других лиц. Такие взрывы особенно вероятны у детей, переживающих процесс становления самоконтроля и моральных ограничений при взаимодействии с окружающими.

Были написаны целые тома, посвященные тому, как нужно контролировать агрессию, гнев, враждебность и всплески эмоций, и в дальнейших разделах сайта мы вернемся к некоторым из этих подходов. Сейчас мы рассмотрим одно из представлений о таком контроле, господствующее в научных исследованиях на Западе еще со времен Фрейда, — катарсис. Здесь этот термин будет использоваться для обозначения «выпускания» негативных эмоций социально приемлемыми способами для снижения напряжения и предотвращении возможных опустошающих вспышек. Согласно гипотезе катарсиса, тот, кто заботится о ребенке, другой взрослый, может, поощрять ребенка бить куклу, взрослые могут время от времени, находясь в одиночестве, кричать и ругаться, и любой — и взрослый, и ребенок — могут избивать боксерскую грушу или лупить битой по бейсбольным мячам, возможно, с ликованием воображая при этом, что на месте груши сейчас находится некоторый известный им человек. Для избранных катарсическим эффектом могут обладать занятия агрессивными видами спорта. Тем же самым действием может обладать для детей и взрослых игра в одну из сотен компьютерных или видеоигр, посвященных насилию и убийствам.

Работает ли это? Общепринятое мнение, основываясь на опросах людей в США и Канаде, свидетельствует, что работает. Даже некоторые педагоги поддержали идею катарсиса в виде футбольных матчей между университетами. Пролистывая современные книжки из серии «помоги себе сам», посвященные совладанию с гневом, враждебностью и агрессивными импульсами, вы увидите, что катарсис упомянут в списке жизнеспособных подходов.

Однако большинство многолетних исследований катарсиса показывают, что катарсические техники либо неэффективны для снижения агрессивного поведения, либо повышают вероятность агрессивного поведения.

Почему же общественное мнение до сих пор поддерживает использование техники катарсиса? Брэд Бушмэн, Рой Баумейстер и Анджела Стак провели два эксперимента, посмотрев на эти проблемы под необычным углом зрения. Частично их аргументация касалась того, что разделяемая в обществе вера в эффективность катарсиса и поддержка этого мнения в средствах массовой информации могут, по-видимому, рождать «самовыполняющееся пророчество». Люди ожидают, что катарсис снизит их гнев и агрессивные побуждения. При вызове его им становится легче потому, что это тот результат, которого они ожидали. Наибольшее количество интереснейшей информации дал второй эксперимент. Процедура его состояла в следующем. Одна группа участников эксперимента читала поддельную статью из журнала «Наука», в которой описывалась высокая эффективность метода катарсиса; члены другой группы — сравнительно «антикатарсическую» статью, а члены контрольной группы читали статью, не имеющую отношения к катарсису.

После этого исследователи намеренно злили участников, которые затем получили возможность выместить свой гнев на груше (катарсическая фаза). Наконец, перед участниками была поставлена предполагавшая конкуренцию задача, предназначенная для того, чтобы спровоцировать их агрессивное поведение. Результаты эксперимента были абсолютно ясны. По сравнению с контрольной группой участники, читавшие статью о пользе катарсиса, на финальной стадии эксперимента демонстрировали значительно более агрессивные реакции. Перефразируя интерпретацию исследователей, можно сказать, что эти участники, очевидно, «жаждали» катарсического облегчения, не получив его при избиении груши. Они становились более, а не менее агрессивными.

Итак, в соответствии с теорией социального научения катарсис обычно не работает. В свою очередь, в рамках социально-когнитивной теории, продолжающаяся вера в катарсис может приводить людей на все высшие уровни гнева и агрессивного поведения как раз из-за того, что эта техника не является эффективной и работающей.