Контекстуализм и теории экологических систем

Контекстуализм — это системный взгляд на развитие и поведение, последователи которого утверждают, что данные процессы всегда реализуются в некотором специфическом физическом и социокультурном контексте. Большинство аспектов развития человека подвержены значительному влиянию культуральных практик, обычаев и убеждений, а также обусловленных ими взаимодействий ребенка и человека, заботящегося о нем, что соответствует обсуждавшейся ранее позиции, занимаемой Выготским.

Исторически методами исследования, предпринимаемыми в рамках контекстуального подхода, были кросс-культурные сравнения и изучения воздействия на ребенка различных практик заботы о нем и воспитания. Например, популярной областью исследования было очевидное различие контекстов, в которых дети спят одни либо вместе с одним или двумя родителями, и вероятных последствий этого. В ставшем классическим описательном исследовании, проведенном Глидой Морелли и ее коллегами, установки американских семей, представителей среднего класса, в которых дети никогда не спали вместе с матерями по достижении 6-месячного возраста, сравнивались с установками семей майя, проживающих в Центральной Америке, где все младенцы спят с матерями до 2-3-летнего возраста. В интервью матери из США подчеркивали необходимость ранней тренировки независимости ребенка, что соответствует представлениям индивидуалистической культуры Соединенных Штатов. Матери майя, напротив, считали, что если младенец спит один и в другой комнате, то это признак пренебрежения ребенком. Они упоминали такие преимущества «совместного сна», как сохранение близких отношений с ребенком и стимуляция его социального сознания. В детальном обзоре другого исследования, посвященного данной теме, авторы цитируют такие дополнительные преимущества совместного сна, как повышение вероятности выживания ребенка, поскольку, если ночью что-нибудь случится с ребенком, родитель всегда оказывается рядом.

Этот пример показывает, как при помощи традиционного контекстуального подхода к изучению развития путем сравнений можно получать информацию, которую легко упустить, изучая проблему только в рамках одной культуры и затем делая генерализацию результатов, перенося их на всех детей.

Сегодня контекстуальные подходы идут еще дальше, акцентируя внимание на том, как происходит взаимодействие культурных практик, ребенка и взрослого в ходе развития одновременно на нескольких уровнях. Это приводит нас к теориям экологических систем.

Словосочетание «теория экологических систем» является обобщающим термином, охватывающим несколько разнообразных подходов к изучению развития. Последователи данного направления утверждают, что развитие человека невозможно понять простым «механистическим» путем или посредством раскрытия системы причинно-следственных связей, что являлось традиционной нормой для всех исследований. Например, в только что описанном исследовании условий сна в США и народа майя ученые изучали воздействие на детей совместного с родителями сна, а не его влияние на мать, отца, сиблингов и не роль совместного сна в обществе, в культуре. Более того, теоретик экологических систем может предположить, что картина, нарисованная Морелли и ее коллегами, является «статичной» в том смысле, что в ней уделено мало внимания роли совместного сна в динамичных, развивающихся отношениях между матерью и ребенком. Морелли с коллегами проделали достойную восхищения работу по изучению проблемы в различных культурах. Однако с системной точки зрения это исследование было остановлено на определенном этапе и не получило дальнейшего развития.

Возможно, самой влиятельной на сегодняшний день моделью человеческого развития стала модель, берущая свои истоки в концепции Ури Бронфенбреннера и до сих пор уточняющаяся и разрабатывающаяся. В данный момент в пятой формулировке биоэкологической модели подчеркивается, что развитие человека — это динамичный, идущий в двух направлениях реципрокный процесс, начало которого обусловлено генетическим фундаментом и который разворачивается в результате взаимодействия с непосредственным окружением. В первую очередь, непосредственное окружение — это члены семьи. Растущий индивидуум активно реструктурирует свою сложную жизненную среду и в то же время сам испытывает воздействие со стороны ее элементов, взаимосвязей между ними, влияние более широкого окружения. По мнению Бронфенбреннера и его коллег, социокультурная среда развития ребенка состоит из четырех вложенных одна в другую систем, которые обычно обозначают в виде концентрических колец. Характерной особенностью этой модели являются гибкие прямые и обратные связи между этими четырьмя системами во времени, составляющие пятую систему, называемую хроносистемой (на рисунке не иллюстрируется).
Биоэкологическая модель
Микросистема, или первый уровень модели, имеет отношение к занятиям, ролям и взаимодействиям индивидуума и его ближайшего окружения, такого как семья, детский сад или школа. Эти взаимодействия называются проксимальными (максимально приближенными) процессами. Например, развитие ребенка в семье может поддерживаться чуткостью матери по отношению к его первым шагам на пути к независимости. В свою очередь, проявление ребенком независимости может побудить мать к поиску новых способов поддержки такого поведения. В силу своей непосредственности микросистема является уровнем среды, наиболее часто исследуемым психологами и другими специалистами в области развития.

Мезосистема, или второй уровень, образуется взаимосвязями двух или более микросистем. Так, существенное влияние на развитие оказывают формальные и неформальные связи между семьей и школой или семьей, школой и группой сверстников. Например, постоянное общение родителей с учителями может позитивно сказаться на успехах ребенка в школе. Аналогичным образом, внимательное отношение учителей к ребенку, скорее всего, благотворно скажется на взаимодействиях с членами его семьи.

Экзосистема, или третий уровень, имеет отношение к тем аспектам социальной среды или общественным структурам, которые, находясь вне сферы непосредственного опыта индивидуума, тем не менее влияют на него. Можно привести целый ряд примеров, начиная с формальных показателей, например места работы родителей или влияния местных органов здравоохранения и социальной взаимопомощи, и кончая неформальным окружением, таким как широкий круг родственников семьи ребенка, друзья его родителей. Например, компания, в которой работает мать, может разрешать ей несколько дней в неделю работать дома. Это позволит матери проводить больше времени с ребенком, что косвенным образом может способствовать его развитию. В то же время возможность уделить ребенку больше внимания снимет с матери напряжение и тем самым повысит производительность ее труда.

В отличие от других уровней макросистема, или внешний уровень, не имеет отношения к определенному окружению. Она включает в себя жизненные ценности, законы и традиции той культуры, в которой живет индивидуум. Например, правила, согласно которым дети с задержками развития могут учиться в классах общего потока обычной школы, вероятно, оказывают существенное влияние на уровень образования и социальное развитие как детей с нарушениями развития, так и здоровых детей. В свою очередь, успех или провал этого педагогического эксперимента может содействовать или, наоборот, помешать дальнейшим попыткам администрации объединить эти две группы детей.

Хотя вмешательства, поддерживающие и стимулирующие ход развития, могут осуществляться на всех уровнях модели, Бронфенбреннер полагает, что наиболее значимую роль они играют на уровне макросистемы. Это происходит потому, что макросистема обладает способностью воздействовать на все другие уровни.