Теория научения и сложные паттерны социального поведения

Исследователи социального научения расширили границы этой теории для объяснения сложных паттернов социального поведения. Например, Альберт Бандура указывал на то, что в повседневной жизни люди обращают внимание на последствия своих собственных действий. Иначе говоря, мы замечаем, какие из них увенчались успехом, а какие окончились провалом или не имели результата. В соответствии с этим мы корректируем свое поведение. Таким образом, в дополнение к любым внешним вознаграждениям и наказаниям люди получают когнитивное подкрепление. Человек думает о том, какие паттерны поведения были бы уместными в определенных условиях, и предвидит, что может явиться результатом некоторых его действий.
Научение через наблюдение и сознательная имитация того, что мы видим в нашем социальном окружении
Как уже отмечалось, научение через наблюдение и сознательная имитация того, что мы видим в нашем социальном окружении, играют ведущую роль в научении и развитии человека. Например, ребенок очень рано начинает наблюдать за многими аспектами поведения, подобающего представителям определенного пола в его культуре, за моральными предписаниями и ожиданиями, существующими в этой культуре, и усваивать их. Кроме того, он наблюдает за другими и учится выражать агрессию или зависимость или демонстрировать просоциальное поведение, например делиться игрушками. Если и есть в человеческой природе нечто универсальное, так это склонность наблюдать, оценивать и имитировать то, что мы полагаем адекватным.

3а годы, прошедшие со времени изучения Бандурой научения через наблюдение, он переключил свое внимание на разработку теории личности, основывающейся на самоэффективности, которая быстро становится популярной темой исследований и начинает применяться для повышения у людей чувства ответственности за свою жизнь, для усовершенствования их навыков управлять ею. Самоэффективность представляет собой то, что индивид способен реально совершить в некоторой ситуации. Этому понятию противопоставляется понятие «воспринимаемая самоэффективность». Оно заключает в себе представления о наших возможностях, основанные на наблюдениях за нашими успехами и неудачами, а также за успехами и неудачами других людей. Если воспринимаемая самоэффективность значительно ниже актуальной самоэффективности, индивид не пытается предпринимать какие-либо действия. Следовательно, большинство практических приложений теории самоэффективности направлено на помощь людям в приобретении самоконтроля и в избавлении от дурных привычек посредством проработки их ошибочных убеждений о том, что они не могут что-то сделать, что на самом деле полностью в их силах.

Социальное научение также глубоко и тесно связано с выработкой в первую очередь чувства себя как личности, отличной от личностей других людей, и постепенно — с развитием Я-концепции. Я-концепция — это набор ваших представлений о себе и испытываемых по отношению к себе чувств, т. е. представление о том, кто вы есть. Я-концепция начинается с самоосознания. Первоначально младенцы не способны проводить дифференциацию между собой и внешним миром. Однако постепенно они осознают, что их тело совершенно отделено от окружающей среды и всецело принадлежит только им одним. Появлению этого различия посвящена большая часть младенческого периода. Позже маленькие дети сравнивают себя со своими родителями, сверстниками и родственниками, осознавая, что они меньше, чем старшие братья и сестры, что у них более темные или более светлые волосы, что они толще или тоньше их.

В выражении Я-концепции дети демонстрируют свои способности. Кроме того, они идентифицируют свои предпочтения и свои возможности. В ходе среднего детства знание себя расширяется настолько, что включает ряд характеристик, обозначающих личностные черты. Пятиклассник может описать себя, назвав себя популярным, славным, полезным, успешным в школе, хорошим спортсменом. Самооценки становится логическими, организованными и обычно последовательными и устойчивыми.

В подростковом периоде знание себя становится более абстрактным, и подростки часто проявляют особое волнение относительно того, как к ним относятся окружающие. Это происходит в период появления способностей формулировать философские построения и теории о природе вещей, о том, какими им следует быть. С этой новой ментальной способностью подростки, в идеальном варианте, развивают эго-идентичность — гармоничное единое представление о своей личности, исходя из определения идентичности Эриксона. В свою очередь, в зрелом возрасте для Я-концепции характерна как устойчивость, так и изменчивость. Главные жизненные события, новые места работы, вступление в брак, рождение детей и внуков, развод, безработица, война и личные трагедии заставляют нас переоценивать себя, заново определять, кто же мы такие, сообразуясь с условиями нашей жизни.

Процессы, выходящие за рамки микросистемы

С помощью биоэкологической модели определили, что на каждый процесс, происходящий в микросистеме, оказывается влияние внешних систем. Страхи ребенка происходят частично из страхов родителя, а они, в свою очередь, могут являться отражением страхов, свойственных культуре, к которой принадлежит родитель. Предпочтения и антипатии к пище, вырабатывающиеся у ребенка, зависят, в частности, от того, какую пищу дают ему родители, и отражают лежащую в основе культуру. Подкрепление или наказание родителями определенных паттернов поведения ребенка может основываться на личных убеждениях родителей, но, кроме того, в них отражаются социокультурные установки о том, что является подобающим, а что — нет. Социальное научение и развитие Я-концепции основано на наблюдении за окружающими людьми, живущими своей повседневной жизнью в конкретном обществе и в конкретной культуре.