Дети демонстрируют одинаковые реакции на свое социальное окружение

Во всем мире дети демонстрируют одинаковые реакции на свое социальное окружение; они постепенно устанавливают отношения привязанности с теми, кто первым начинает о них заботиться. Хотя последовательность развития этих отношений в общих чертах постоянна для различных культур, детали могут в значительной степени меняться в зависимости от личности родителей, их воспитательных практик, а также особенностей темперамента и личности самого ребенка.

Кроме того, на привязанность могут влиять ценности конкретной культуры. Например, изучение взаимодействий между матерью и младенцем, проводившееся среди англо-американских и пуэрториканских женщин, представительниц среднего класса, и их первенцев в течение кормления, социальной игры, обучения и свободной игры показали, что англо-американские матери делали акцент на целях социализации, подкрепляя, таким образом, индивидуализм. Пуэрториканские матери преследовали цели, более соответствующие ориентации на семейный союз.

Какие показатели помогают нам судить о качестве отношений между младенцем и тем, кто заботится о нем? Наибольшее внимание западные исследователи уделяют оценке надежности связи «ребенок — мать», отзывчивости матери и ее влиянию на него, синхронности отношений младенца со взрослыми, а также сравнению исключительной привязанности со многими другими ее проявлениями. Перед тем как более подробно рассмотреть эти вопросы, необходимо проанализировать отношения привязанности в кросс-культурной перспективе. В большинстве развитых стран специалисты в области детского развития считают, что первичные отношения с одним человеком, обычно с матерью, являются идеальными для полноценного развития младенца. Такие отношения отличаются повышенной чуткостью, играми и интерактивным диалогом.

Но во многих странах мира они вовсе не считаются нормой. В некоторых обществах младенцы могут находиться в тесном физическом контакте с заботящимся о них человеком, например, их носят за спиной или они спят вместе с родителем или другим взрослым, но лицом к лицу с ним младенцы оказываются редко. Кроме того, ранние отношения младенца с одним человеком могут заменяться множеством других отношений — webpolyglot.ru. О младенце по очереди заботятся бабушки, тети, отцы, братья и сестры, соседи. Насколько непротиворечивы эти отношения, настолько здоровыми и уверенными в себе вырастают дети. Таким образом, хотя качество отношений, безусловно, важно, здоровая привязанность может достигаться с помощью различных семейных и культурных моделей.

Чтобы оценить степень привязанности ребенка к тому, кто о нем заботится, чаще всего используется тест «Незнакомая ситуация». Он (тест Эйнсворт) напоминает собой мини-спектакль, цель которого — дать оценку качеству привязанности мать — ребенок. Действующие лица: мать, ее годовалый ребенок и незнакомец. Место действия: незнакомая игровая комната со множеством игрушек. В таблице приведены 8 ситуаций, входящих в тест, и наблюдаемые переменные.
Тест для ребенка на незнакомую ситуацию
Хотя каждый эпизод длился около 3 минут, время разлуки родителя и ребенка могло быть сокращено, если расставание причиняло ребенку страдание.
При помощи теста «Незнакомой ситуации» Эйнсворт выявила два основных типа привязанности. От 60 до 70 % детей из американских семей, принадлежащих к среднему классу, демонстрировали привязанность первого типа: безопасную (надежную) привязанность. Они могли довольно легко отходить от матери, изучая обстановку, а когда мать отсутствовала, чувствовали себя спокойно в обществе посторонних. Хотя они начинали сильно нервничать, когда их мать уходила, они тепло приветствовали ее и быстро успокаивались, когда она возвращалась. Корреляционные исследования Эйнсворт показывают, что у младенцев с безопасной привязанностью были теплые, нежные и отзывчивые взаимоотношения с матерью в течение 12 месяцев, предшествовавших тесту. Последующие исследования показали, что надежно привязанные дети более любознательны, социальны, независимы и компетентны, чем их ровесники в возрасте 2, 3, 4 и 5 лет. Кроме того, они подтвердили предположение Эриксона о влиянии раннего чувства доверия на все дальнейшее развитие.

Остальные младенцы, около трети всех исследованных, демонстрировали небезопасную (ненадежную) привязанность, которая принимает три четко различающиеся формы. В случае избегающей привязанности ребенок злился на мать, когда она уходила, и избегал ее, когда она возвращалась. В случае амбивалентной привязанности малыш вел себя по отношению к матери амбивалентно: он стремился к ней при ее возвращении, добиваясь от нее ласки, и одновременно отталкивал ее, когда она пыталась его приласкать, и не начинал волноваться и нервничать, когда мать покидала комнату — webpolyglot.ru. В случае дезорганизованно-дезориентированной привязанности ребенок ведет себя противоречиво и беспорядочно: избегает взгляда матери, когда она держит его на руках, подходит к ней безо всяких эмоциональных проявлений. Все эти три формы часто связаны с нечутким, безразличным и, возможно, обиженным стилями родительского поведения в течение первого года жизни.

* * *

Дальнейшие лонгитюдные исследования, сравнивавшие безопасную и небезопасную привязанность, показали наличие существенных различий личностного и социального развития детей с разными типами привязанности уже в возрасте 18 месяцев. Дети, у которых в 18 месяцев была прочная привязанность, проявляли больше энтузиазма, упорства и готовности к совместной деятельности, чем младенцы с привязанностью других трех типов. В 2 года они более эффективно взаимодействовали со сверстниками, чем дети из других категорий. Они проявляли больше непосредственности, фантазии и символичности в игре, чем другие малыши. Позже, в начальной школе, дети, которые были отнесены к группе с безопасной надежной привязанностью в первой половине 2-го года жизни, демонстрировали настойчивость в учебе, проявляли большее стремление к овладению новыми навыками и более эффективно общались со взрослыми и сверстниками, что соответствовало стадиям, описанным Эриксоном, автономии против стыда и сомнения, инициативы против чувства вины.

Значительным рядом исследователей были получены похожие результаты. Хотя эти данные по большей части выявлены при помощи корреляционного анализа, а это означает, что мы не можем с абсолютной точностью утверждать, что чуткое поведение родителей по отношению к ребенку является причиной безопасной привязанности и возникающих в силу ее влияния дальнейших преимуществ, они свидетельствуют о высокой вероятности этого. Дети 2-го года жизни и младшие дошкольники с безопасной привязанностью выполняют даже такие простые действия, как исследование игровой комнаты, лучше тех, чья привязанность ненадежна. Они ловко обходят стоящую в комнате мебель, находят свой путь к интересующим их игрушкам и удобно устраиваются для игры с ними, обнаруживая большую непринужденность, чем дети, у которых имеются проблемы с привязанностью. Кроме того, трехлетки с прочной привязанностью пользуются большим расположением сверстников в детском саду.

Важно отметить, что верна и обратная ситуация: 2-летние дети с ненадежной привязанностью демонстрируют гиперактивность и хронические стрессовые реакции, которые могут повредить развитию мозга. Например, хронический стресс у крыс нарушает развитие тех частей головного мозга, которые отвечают за испуг, бодрствование, научение, память и концентрацию внимания.

Перенося эти данные на человека, может оказаться, что безопасная привязанность обеспечивает нечто вроде защиты против этих нарушений, тогда как ненадежная — оставляет мозг открытым для поражений, последствием которых могут стать долгосрочная тревога, робость и проблемы с обучением. Несомненно, имеют отношение к небезопасной привязанности и поведенческие сложности. Дети депрессивных родителей, помимо автоматического попадания в группу повышенного риска формирования небезопасной привязанности, демонстрируют высокую степень агрессивно-враждебного поведения в дошкольные годы по сравнению с ровесниками с нормальной привязанностью — webpolyglot.ru. Ненадежная привязанность может также обострить проблемы с кормлением, которые ведут к неполноценному питанию ребенка. Исследование популяции молодежи с низким уровнем дохода в Чили позволяет предположить, что может существовать серьезная связь между сензитивностью матери, небезопасной привязанностью и хроническим неполноценным питанием маленьких детей.

Несмотря на то что мы имеем данные исследований, основанных на корреляционном анализе, можно с уверенностью заключить, что теплые прочные отношения между младенцем и тем, кто о нем заботится, приводят к более высокому уровню когнитивной компетентности и социальных навыков. Они способствуют активной исследовательско-ориентировочной деятельности, раннему овладению игрой с предметами и освоению социальной среды. С самого начала качество отношений между младенцем и тем, кто заботится о нем, закладывает фундамент для многих аспектов развития ребенка.