Аутсайдер — зеркало педагога

Аутсайдер детской группы находится в позиции, похожей на позицию педагога, вытекающую из его социальной роли “взрослого”.

И аутсайдер, и педагог, собственно говоря, оба имеют в группе особый статус: аутсайдер — так как он сидит вне общего круга, а педагог — так как он является взрослым. Оба имеют чрезвычайно важное значение для группы: аутсайдер является козлом отпущения и одновременно образцом того, чего группа не хотела бы иметь внутри, а педагог дает группе чувство безопасности.

В то же время аутсайдер с точки зрения членов группы остается одним из них, а от педагога группа стремится отгородиться, почувствовав, что он с ней плохо обращается.

Эта схожесть позиций может привести к тому, что педагог начинает заниматься с одним лишь аутсайдером, т.е. бессознательно как бы заниматься самим собой. Например, Бенита Даублески рассказывает об одном мальчике, который не нравился всему классу, а ей бросался в глаза тем, что все делал без интереса, неаккуратно, боязливо, заискивая перед другими (“Не удивительно, что его никто не любил”), т.е. проявлял качества, которые никому в группе не нравились, особенно воспитательнице.

Она же постоянно не спускала с него глаз во время игр и всегда держала его возле себя. Когда во время игры в прятки дети не нашли лишь его одного, на вопрос учительницы, не хотят ли они поискать еще, один мальчик ответил: “Он нужен не нам, а вам. Ничего страшного, теперь вы немножко посмотрите и на нас, а не будете все время его охранять, как будто мы можем разозлиться и прикончить его”. После этой сцены мальчик-аутсайдер неожиданно ушел из этой группы, и воспитательница не смогла сказать, изменилось ли его положение после этого события. Вместе с ним из группы исчезло все отталкивающее (и в первую очередь для самой воспитательницы).

Не дающее покоя желание непременно интегрировать аутсайдера в группу и таким образом вчувствоваться в его состояние без проблем для самого себя, вероятно, связано с тем, что педагог узнает в аутсайдере неприятные для него самого особенности, аспекты собственной позиции по отношению к группе.

Так, например, в педагогических дискуссиях до сих пор спорным остается вопрос о том, должен ли педагог играть вместе с детьми. Независимо от того, принимает он участие в игре или нет, группа реагирует на него, а он на группу. И, возможно, при этом отвергаемый им аутсайдер является напоминанием о неопределенности его собственной позиции по отношению к группе. (Внутри я или снаружи? Как я себя при этом чувствую?).

Примером избегания этого чувства неопределенности является нелепая педагогическая традиция употребления местоимения “мы” сваливающего всех в одну кучу: “Мы все сейчас хотим успокоиться…” Что мешает педагогам обратиться к группе иначе “Я хочу, чтобы вы все сейчас успокоились (тогда я смогу предложить вам новую игру)”?