Тенденция оперировать страхом как средством воспитания

Я хочу исследовать страх в школе как страх перед определенной персоной. Как в домашнем воспитании считается, что страх перед родительским наказанием вызовет у ребенка переход к правильному поведению, так и в школе существует тенденция оперировать страхом как средством воспитания. Достаточно известны всем и условия, в которых протекает совместная деятельность учителя и ученика. Поэтому к этим условиям можно хорошо подготовиться заранее, можно выработать и свои уловки, с помощью которых можно жить в таких отношениях. Многие полагают, что в школе и учат как раз тому, как можно справиться с такими типами взаимоотношений.

Я предполагаю, что большинство учителей, в том числе, разумеется, и вы, пытаются освободить ваши взаимоотношения с вашими учениками от всякого страха, что некоторые даже страдают от необходимости преподавать в рамках таких структур, которые с помощью страха одного делают глупым, а другого принуждают к повышенной успеваемости. Но все-таки слишком велик для всех нас соблазн включиться сверху донизу в этот механизм отношений страха, ибо у всех нас есть один и тот же опыт — чего бы нам это и ни стоило, но ведь сработал же этот механизм каким-то образом у нас с вами: ведь кем-то мы все-таки стали!

Это противоречие между соблазном прибегнуть к помощи страха и страхом перед злым учителем в себе я хотел бы показать с помощью описания одного учителя. Он описывает это смешение чувств в конфликте с учеником, который непрестанно выводит его из себя, и видит выход из этой ситуации лишь в угрозе директором.

Все мы в той или иной мере испытываем страх перед теми, кто может нам что-либо сделать: ученики перед учителями, учителя перед своими учениками и перед своим директором, директор перед своими начальниками, начальники перед политическим положением и т.д. Но всем нам невыносимо быть злыми людьми, которые вызывают страх у других и мучают их, используя этот страх. Мы все более или менее склонны видеть в других причины всего неправильного, возлагать ответственность за это на других: на коллег, на учеников, на директора, на школьный надзор, на политические отношения, на родителей и т.д.

Но самих себя мы видим чаще всего в ореоле праведных усердий хорошими, правильными, созидающими. Невыносимо тяжело признать самого себя злым, Черным человеком, которым нас пугали в детстве. Наши обвинения всегда движутся снизу вверх: всегда более высокому по рангу можно приписать способность вызывать страх. Трудно признать, что этот страх мы можем вызывать сами и что, возможно, мы боимся иногда и своих учеников. В конце концов, следующий по рангу над тобой действительно обладает властью, действительно ты от него зависишь, и на самом деле ведь агрессивная стратегия, направленная на достижение победы над собственным страхом, в большинстве случаев приводит к большей дисциплинированности и тем самым к большему страху и большей злобе.

В этом смысле школа в ее ритуализированных формах взаи-моотношений предоставляет весьма неплохие возможности защищаться от своей чрезмерной неуверенности — возможности. которые парадоксальным образом предоставляет нам и эта конференция в конце учебного года: не надо бояться никаких “дурных” последствий для себя из этой конференции, ведь учебный год уже закончился. А каникулы такие длинные!

Я хочу закончить тезисом, к которому вы, на мой взгляд, уже хорошо подготовлены: ни один из нас всех в одиночку в этих ритуализированных формах взаимоотношений не сможет найти выход, позволяющий ему жить и работать со своим собственным страхом и со своей виной за страх других. Но может быть, эта педагогическая конференция предоставит нам возможность здесь, в этой школе, попытаться впервые освободиться от своих собственных гнетущих переживаний. Поэтому сейчас я не буду больше говорить о посторонних людях, испытывавших когда-либо страх в школе, и перейду к нам самим. Мы находимся здесь, в школе. Так как обстоят дела сейчас с нашим страхом? Хватит ли у нас сейчас мужества поведать друг другу об этом? Сможем ли мы закончить конференцию с надеждой, что за время каникул не зарастет травой пролагаемая нами сейчас тропинка к проблемам, связанным с темой страха? В любом случае я благодарю вас за внимание и готов выслушать ваши вопросы и замечания.