Между детством и взрослостью

В каждом поколении современники силятся выявить черты
«нынешнего молодого человека» и показать, чем он отличается от старших, но как
искусственны все эти схемы. Молодежь — это тысячелетнее божество, автор любого
опроса получит именно те ответы, на которые рассчитывал.

Франсуа Мориак. «Молодой человек»

Каждый знает, что юность — определенный этап созревания и развития человека,
лежащий между детством и взрослостью. Но каковы хронологические границы и
содержательные признаки этого периода? Переход от детства к взрослости обычно
подразделяется на два этапа: подростковый возраст (отрочество) и юность (раннюю
и позднюю). Однако хронологические границы этих возрастов часто определяются
совершенно по-разному.

Например, в отечественной психиатрии возраст от 14 до 18 лет называется
подростковым, в психологии же 16-18-летних считают юношами.

Возрастная терминология никогда не была однозначной. В Толковом словаре
В.Даля «юноша» определяется как «молодой», «малый», «парень от 15 до 20 лет и
более», а «подросток» — как «дитя на подросте», около 14-15 лет. Л.Толстой
хронологической гранью между отрочеством и юностью считает 15-летие. Между тем
герою романа Ф.Достоевского «Подросток» уже исполнилось 20 лет. В древнерусском
языке слово «отрок» обозначало и дитя, и подростка, и юношу. Та же нечеткость
граней характерна для классической и средневековой латыни.

Важная деталь: возрастные категории во многих, если не во всех языках
первоначально обозначали не столько хронологический возраст человека, сколько
его общественное положение, социальный статус. Древнерусское «отрок» (буквально
— «не имеющий права говорить») означало: «раб», «слуга»,
«работник», «княжеский воин».

Связь возрастных категорий с социальным статусом сохраняется и в современных
языках. Умаление возрастного статуса человека, обращение к нему как к младшему
(«молодой человек», «парень» и т.п.) нередко содержит в себе оттенок
пренебрежения или снисходительности.

Периодизация жизненного пути и представления о свойствах и возможностях
индивидов каждого возраста тесно связаны с существующей в обществе возрастной
стратификацией, т.е. системой организации взаимодействия возрастных слоев
(страт).

Между возрастом и социальными возможностями индивида существует
взаимозависимость. Хронологический возраст, а точнее — предполагаемый им уровень
развития индивида, прямо или косвенно определяет его общественное положение,
характер деятельности, диапазон социальных ролей и т.п..
Половозрастное разделение труда во многом определяет социальное положение,
самосознание и уровень притязаний членов соответствующей возрастной группы.

Возраст служит критерием занятия или оставления тех или иных социальных
ролей, причем эта связь может быть как прямой, так и опосредованной (например,
временем, необходимым для получения образования, без которого нельзя занять
определенное общественное положение). В одних случаях критерии являются
нормативно-юридическими (школьный возраст, гражданское совершеннолетие), в
других — фактическими (например, средний возраст вступления в брак), причем
степень определенности возрастных критериев и границ в разных обществах и разных
сферах деятельности весьма изменчива.

Возрастная стратификация включает также систему связанных с возрастом
социально-психологических ожиданий и санкций: (сравните представления — не
всегда осознанные — о «нормальном поведении» и о степени ответственности
подростка и взрослого, молодого рабочего и ветерана).