Домой Цвет в нашей жизни Индивидуальность

Индивидуальность

Наши эмоциональные переживания, вызываемые восприятием цвета, весьма субъективны и неоднозначны. Кто-то обладает чрезвычайно обостренным цветовосприятием. Другие, наоборот, равноценно воспринимают и картину природы, и черно-белую ее фотографию. Именно поэтому, чтобы понять смысл цвета, нам сначала придется понять себя. Как рассуждал по аналогичному поводу Людвиг Витгенштейн, «цвета побуждают нас философствовать. Этим, может быть, и объясняется приверженность Гете к учению о цвете. Кажется, что цвета задают нам загадку».

Не будем говорить о механизмах цветового зрения. Психофизиками этот вопрос хорошо изучен. Цвет же воздействует на нас, нередко минуя зрение. Воздействует так, что порой мы и не догадываемся об этом. Но постоянно испытываем действие цвета, так как живем в цветном мире. У кого нет любимых и нелюбимых цветов? Несложно объяснить, почему одни цвета нам нравятся больше, другие — меньше. Но кто объяснит, почему мы носим третьи? Есть ли в этом что-либо духовное? Вспомним, что еще первобытные племена связывали с духом предков прежде всего мужчин. Да и античные легенды говорят об этом же. И библейские заветы гласят, что духовностью обладают преимущественно мужчины. Так, может, они объяснят принципы предпочтения цветов? Почему наши душевные женщины любят цветные одежды, а «духовные» мужчины — «бесцветные» черно-белые (серые)? Быть может, эти симпатии и антипатии представляют собой наиболее глубинные (неосознаваемые) проявления нашей духовной индивидуальности? Проявления, которые своими цветами ведут нас по жизни и незаметно увлекают за собой, умиротворяя дух, душу и тело. Душевностью испокон веков наделялась женщина. Быть может поэтому женщины лучше запоминают и различают цвета, чем бездушные мужчины, которые чаще пренебрегают и разнообразием цвета в одежде?

Сегодня необходим совершенно новый подход к представлению человека. Такой подход позволил бы сочетать разные языки разных областей науки, а, кроме того, искусства и религии для воссоздания человека. В конце 20-го века появились основные принципы такого подхода — теория и методология хроматизма.

Хроматизм — междисциплинарное исследование реального человека

В хроматизме интеллект подразделяется на определенные компоненты согласно его основным функциям: биологическое (бессознание), психологическое (подсознание) и социальное (сознание). Показательно, что динамическую локализацию этих функций с позиций функциональных систем, вообще говоря, принято сводить к трем физиологическим факторам: бессознательное обычно связывают со стволовыми отделами мозга, подсознательное — с подкорковыми и/или правым полушарием и сознательное — с корой и/или левым полушарием головного мозга. Каждый из этих компонентов интеллекта характеризуется следующими функциями:

— Сознание — произвольно-осознаваемые функции социальной обусловленности и формально-логических операций при рациональном «понимании» (в науке, философии и т.п.).
— Подсознание — частично осознаваемые функции культурной обусловленности и воображения как образно-логических операций при эстетическом «восприятии» (в искусстве, творчестве и т.п.).
— Бессознание — неосознаваемые функции природно-генетического кодирования информации и непроизвольно-биологической обусловленности «ощущений» (цветовые феномены ВНС, аффектов и т.п.).

Все это приводит нас к определению интеллекта, которое может служить основой для его дальнейшего понимания. Итак, короче говоря, интеллект — взаимообусловленная система таких функций как социальность сознания, эстетика подсознания и природа бессознания.

Любимые и нелюбимые цвета

Далее на наших веб-страницах мы будем постоянно использовать такие слова как «женский цвет, женское сознание, подсознание и т.п.» или «мужской цвет», «женственный» или «мужественный» исключительно в относительном (точнее, в гендерном — психологическом, но никак не физиологическом) смысле. Однако значение этих терминов все же нередко абсолютизируется. И если у нас, к примеру, написано «мужской», то многие возмущались — женщинам нравились эти цвета, а оказалось, что они — мужские. Значит, все это неправильно… Поэтому еще раз обращаем внимание на абсолютную относительность этих понятий. Каждый из нас содержит в себе и женщину, и мужчину. Каждый из нас может любить все цвета спектра потому что содержит их в себе — в большей или меньшей степени содержит. Все зависит от условий, от возраста и от гендера. И разумеется, все зависит от периода жизни. Спрашивается тогда: зачем же говорить об этих «женских» и «мужских» цветах, если они имеются и у мужчин, и у женщин? Да только для того чтобы лучше понять себя. Понять, кто мы такие и кем кому приходимся. Понять не по паспорту или полу, а понять по духу. По духу собственного естества. Именно подсознание с его образно-логическими представлениями, воображением и творческими открытиями занимает жизнь поэтов, художников, музыкантов . Нас же, зрителей, — на выставках, в театре, в филармонии. Воображение уводит в некий виртуальный мир и при чтении книг, в кино или в Интернете. Уводит в мир образов. И в частности, образов цвета — внутренний мир цветового пространства.

Влияние эмоций на восприятие цвета

Давно уже замечена много большая восприимчивость к цветам женщин, чем мужчин. Женщина чувствует, что как смех или улыбка ее, так и цвет воздействует на ее настроение, вызывает положительные эмоции, мобилизует защитные механизмы для лучшего взаимодействия с окружающим миром. Многие ученые полагают, что у большинства женщин эмоциональное начало преобладает над логическим.

Хорошо известно, что поведение живых существ и в частности человека, направлено на уменьшение воздействий, способных вызывать отрицательные эмоции, и в тоже время — на увеличение положительных эмоциональных состояний. Это связано с тем, что при длительном воздействии даже не очень сильных отрицательных эмоций нарушаются компенсаторные механизмы, что может привести человека к неврозам, гипертонии, атеросклерозу и т.п.

Эмоции и эмоциональные состояния

В западной культуре с раннего детства человека приучают ограничивать свои эмоции — как отрицательные, так и положительные. И если двухлетние дети еще могут громко плакать или капризничать, кричать или подпрыгивать от радости, хлопать в ладоши или прыгать в объятия взрослого, то уже к 6–7 годам человечеству удается приучить детей подавлять такую непосредственную экспрессивность в нормальных условиях жизни. В итоге стихийная радость и громкое восхищение начинают смущать самих детей — из-за того, что подобные проявления чувств считаются «детскими», большинство детей старается их сдерживать. Вместе с тем в каждой культуре существуют особые обстоятельства жизни, когда непосредственность эмоций не только не подавляется обществом (и собственным сознанием индивида), но активно приветствуется, — хотя в повседневной жизни она была совершенно неуместной. Это и праздники — когда даже на улице можно прыгать от восторга и кричать под залпы салюта, громко петь песни и даже и смеяться. Это и домашние праздники, к примеру, день рождения, когда, по словам американцев, даже «требуется» такого рода эмоциональная экспрессия . Это, конечно же, и футбольные матчи, где, конечно же, рев болельщиков помогает любимой команде. Все эти и многие другие состояния и условия существования человека обозначаются в хроматизме как экстремальные условия или состояния жизни. И как мы увидим далее, цвет является вполне надежным референтом обоих (нормального или экстремального) состояний.

Мужчина, женщина и эмоции

При описании культурных стереотипов этнологи неоднократно указывали, что даже внутри этноса бытовые различия (включая сюда и цвета одежд) существовали только между половыми и возрастными группами. Это позволяет перейти от личностного смысла гендера к его биосоциокультурному значению для общества. Статус цветовых обозначений в науке сопоставим лишь со статусом терминов родства, что позволило предположить системно-функциональную взаимосвязь родства (продолжения рода) и концептов цвета, которые равнозначно канонизировались всеми традиционными культурами.

Нет постов для отображения

Записи по теме