Никола Тесла и его мышление

Случается так, что человек от природы бывает наделен способностями, для развития которых у обычных людей требуются годы тренировок. Примером такого человека может быть изобретатель Никола Тесла. С детства обладая способностью к эйдетизму, он сохранил эту способность до зрелого возраста, развив ее и научившись ее эффективно контролировать. Кроме того, обладал он и способностью к совместной деятельности обеих полушарий, что подтверждается тем, что он проделывал сложные вычисления на «мысленном экране». Не менее развита у этого человека была способность к использованию бессознательного в своих целях. Все эти экстраординарные возможности были поставлены им на службу своей изобретательской деятельности. И это может быть примером из жизни, для чего надо развивать такие способности и как их использовать.

Нам бы хотелось привести здесь несколько цитат из книги Джона О’Нила «Гений, бьющий через край. Жизнь Николы Теслы», автор которой — известный литератор, лауреат Пулитцеровской премии. Эти цитаты описывают проявление таких способностей у великого изобретателя. Они характеризуют Теслу как всесторонне развитую личность, обладающую развитым умом и сильными эмоциями.

* * *

Математика же была у него любимым предметом, и здесь ему не было равных. Странная способность давала ему редкие достижение в математике. Он обладал ею с раннего детства, но считал досадной неприятностью и старался избавиться от нее, потому что зачастую она просто мешала ему. Если он думал о каким-то предмете, тот возникал перед его мысленным взором как настоящая вещь, обладающая плотностью и твердостью. Видения эти представлялись настолько реальными, что, как правило, ему трудно было отличить эту видимость от окружавшей его действительности. Но на уроках математики эта удивительная способность очень помогала ему. При решении арифметической или алгебраической задачи ему было совершенно все равно, стоит ли он у доски или сидит на своем месте. Его странная способность рисовала перед ним доску с описанием задачи, где вслед за тем возникали все операции и символы, необходимые для поиска решения, причем каждый шаг вырисовывался гораздо быстрее, чем он мог бы написать его от руки — webpolyglot.ru. В результате он мог выдать решение почти сразу же после изложения задачи. Учителя поначалу сомневались в его честности, думая, что он придумал какую-то хитрость для получения правильных ответов. Со временем, однако, их скептицизм рассеялся, и они увидели в нем ученика с необычайными способностями к устному счету.

О своих видениях он не говорил никому, кроме матери, которая прежде поддерживала его в его намерениях избавиться от них. Теперь же, когда они стали приносить явную пользу, он уже не так стремился избавиться от них, но лишь хотел научиться полностью управлять этой способностью.

То, чем Тесла занимался в свободное от школы время, было ему гораздо интереснее школьных занятий. Он быстро читал и обладал почти безотказной памятью. Иностранные языки давались ему легко. Помимо родного сербскохорватского он стал знатоком немецкого, французского и итальянского языков, что открывало передним такие кладези знаний, которые другим ученикам были недоступны. Однако в школе эти знания приносили ему мало пользы. Его интересовала механика, но в школе не было уроков труда. Тем не менее, он научился мастерски работать с деревом и металлом инструментом и способами, которые сам же придумывал и разрабатывал.

Умение четко видеть в уме — способность воспринимать в виде реальных предметов то, о чем он только думал, которая так досаждала ему в детстве, оказалась теперь весьма кстати. Распрямившись, как пружина, после нанесенного профессором поражения, он методично приступил к поиску решения. Мысленно он строил одну машину за другой и, видя их перед собой, мог пальцем провести различные цепи якоря и катушек возбуждения и проследить быстро меняющееся направление токов. Но ни разу ему не удалось получить желаемое вращение. Практически всю оставшуюся часть учебного года он потратил на эти поиски. К счастью, в первом году обучения он сдал столько экзаменов, что на этот проект у него было вдоволь времени во втором.

Примерно в это время Тесла увлекся игрой в карты, ставшей для него средством расслабления. Благодаря интенсивным н тонким ментальным процессам и высокоразвитым логическим способностям он выигрывал чаще, чем проигрывал. Выигранные деньги он никогда не оставлял себе, но всегда возвращал в конце игры проигравшим. Когда же проигрывал он, другие не отвечали ему взаимностью. Пристрастился он также к бильярду и шахматам и в обеих играх стал искуснейшим игроком.

* * *

В конце концов в страсбургской мастерской скопились самые разные детали, которые изготавливались без рабочих чертежей, потому что Тесла мысленно рисовал перед собой подробный образ каждой детали каждой части машины. Образы эти он видел явственнее, чем любой чертеж, и точно помнил размеры, которые мысленно вычислил для каждого элемента. И ему не нужно было проверять их на взаимное соответствие, потому что он точно знал, что они совпадут друг с другом и будут прекрасно стоять на своих местах. В новой лаборатории он строил аппараты, которые задумал еще в те два месяца в Будапеште, что последовали за незабываемым озарением, принесшим с собой принцип вращающегося магнитного поля. В мысленно сконструированные тогда машины он, по его словам, не внес затем ни малейшего изменения — webpolyglot.ru. Когда же они были построены физически, то все без исключения работали именно так, как он и предполагал. С тех пор как он их задумал, минуло пять лет, но теперь, занимаясь их сборкой, он не прочертил ни единой линии на бумаге, потому что помнил все, вплоть до самых незначительных мелочей.

Мысленные устройства создавались очень подробно и точно в том, что касается размеров, мощности, конструкции и материалов, и, по его утверждению, так же мысленно испытывались, работая целыми неделями, после чего он тщательно осматривал их, ища признаки износа. Так самый необычный ум использовался самым необычным образом. Если он один раз построил «мысленную машину», то его память навсегда сохраняла ее во всех деталях, вплоть до мельчайших размеров.

Необычная способность мысленного видения выходила у него за пределы нормы, но была совершенно естественной…

* * *

«В детстве я страдал от необычной болезни, выражавшейся в появлении образов, которые нередко сопровождались сильными вспышками света. Когда звучало какое-то слово, то перед глазами так живо возникал обозначаемый им предмет, что я не мог понять, реально или нет то, что я вижу… Даже если я тянулся за этим образом и проводил сквозь него руку, он все равно оставался на месте. Стараясь избавиться от этих мучительных видений, я пытался концентрировать мысли на какой-нибудь мирной, успокаивающей картине, которую я уже видел. Это давало мне кратковременное облегчение, но когда я проделал это два-три раза, это средство стало терять свою действенность. Тогда я начал совершать мысленные экскурсии за пределы того небольшого мирка, который хорошо знал. И днем и ночью в своем воображении я отправлялся в путешествия – видел новые места, города, страны, и все это время я изо всех сил старался сделать эти воображаемые картины очень четкими и ясными в своем уме. Я воображал, будто живу в странах, которых никогда не видел, и заводил воображаемых друзей, которые были очень дороги мне и казались по-настоящему живыми.

Я постоянно делал это до семнадцати лет, когда серьезно направил свои мысли на изобретательство. Тогда, к своему восторгу, я обнаружил, что прекрасно владею своим воображением. И мне не нужны были ни модели, ни чертежи, ни эксперименты, ведь все это я мог воспроизводить в уме… Воображение, с помощью которого я в своих детских усилиях научился избавляться от назойливых образов, подсказало мне то, что представляется мне новым способом реализации изобретательских идей и концепций. Способ этот может принести большую пользу любому человеку с хорошим воображением, будь то изобретатель, предприниматель или художник.

Некоторые люди, берясь за конструирование какого-то устройства или за выполнение какой-то работы, принимаются за это без должной подготовки и сразу же тонут в деталях вместо того, чтобы сосредоточиться на главной идее. При этом, получая результаты, они жертвуют качеством. Вот вкратце мой метод. Ощутив желание разработать что-то конкретное, я на месяцы и даже на годы могу оставить эту идею на заднем плане своего ума. Испытав подобное желание, я брожу в своем воображении и обдумываю проблему, не сосредоточиваясь на ней специально. Это инкубационный период. А затем начинается период непосредственной работы. Я тщательно выбираю возможные решения проблемы и, размышляя, сосредоточиваюсь на постепенно сужающейся области поиска. Уже специально думая над конкретными аспектами проблемы, я могу почувствовать, что начинаю приближаться к решению. И удивительно, что если я действительно это чувствую, то знаю, что разрешил проблему и получу то, к чему стремлюсь. Чувство это настолько убедительное, словно я уже нашел решение проблемы. Я пришел к выводу, что на данной стадии подлинное решение и в самом деле уже находится в подсознании, хотя может пройти еще немало времени, прежде чем оно дойдет до сознания.

До того как сделать набросок на бумаге, я мысленно прорабатываю всю идею. В уме я изменяю конструкцию, вношу исправления и даже включаю устройство. Никогда не дела, чертеж, я могу дать мастеру размеры всех частей, и в законченном виде они будут соответствовал» друг другу настолько точно, как будто сделаны по настоящим чертежам, И мне не важно, в уме или в мастерской испытываю я свою машину. Изобретения, которые я делал таким образом, всегда работали, и за тридцать лет не было ни одного исключения. Мой первый электродвигатель, вакуумные лампы для беспроводного освещения, турбина и множество других устройств — все это разрабатывалось именно так.

В студенческие годы я знал, что значит провести сорок восемь напряженных часов за игорным столом, переживая сильные эмоции, что, по мнению большинства людей, и есть самое сильное ощущение. Но на самом деле все это скучно и вяло в сравнении с тем великим моментом, когда видишь, как труд целых недель приносит желанный результат в виде успешного эксперимента, который подтверждает твои теории…»

* * *

О том, что Тесла считал, что его мысленные видения переносили образы из мозга на сетчатку глаз, свидетельствуют высказывания из его знаменитой лекции на собрании Национальной ассоциации электрического освещения в Сент-Луисе и марте 1893 года, когда он объявил об открытии радио. К теме лекции эти высказывания не имели никакого отношения, и то, что он все-таки сделал их, говорит о том, что эта необычная способность оказывала огромное влияние на его мышление в процессе изобретательства — webpolyglot.ru. Когда он разрабатывал машину для собственного употребления, то давал отдельные указания по каждой части. Рабочий, которому предстояло изготовить какую-то деталь, приглашался к его столу, за которым в середине большого листа бумаги изобретатель рисовал чуть ли не микроскопический эскиз. И не имело значения, какую сложную деталь нужно было сделать и каков был ее размер, — даже самый большой рисунок был всегда меньше двух с половиной сантиметров. Если же в своем эскизе Тесла допускал хотя бы малейшую ошибку, то не пользовался ластиком, а брал другой лист и рисовал новый эскиз. Все размеры давались устно. Когда же рисунок был готов, рабочему не разрешалось брать его в мастерскую, чтобы работать по нему. Тесла рвал бумагу и требовал, чтобы все делалось по памяти. Полагаясь во всех деталях целиком на собственную память, он никогда не переносил на бумагу разработанные в голове схемы, чтобы руководствоваться ими при конструировании, и считал, что и другие могут развить такую способность, если будут прилагать достаточные усилия. Заставляя их работать без чертежей, он и пытался побудить их к этому.